HomeGroupsTalkZeitgeist
Hide this

Results from Google Books

Click on a thumbnail to go to Google Books.

The Colossus of Maroussi by Henry Miller
Loading...

The Colossus of Maroussi (1941)

by Henry Miller

Other authors: See the other authors section.

MembersReviewsPopularityAverage ratingMentions
8761310,139 (3.81)40

None.

Loading...

Sign up for LibraryThing to find out whether you'll like this book.

No current Talk conversations about this book.

» See also 40 mentions

Showing 1-5 of 13 (next | show all)
Боги были соизмеримы с человеком: их создал человеческий дух. Во Франции, как повсюду в Западном мире, эта связь между человеческим и божественным разорвана. Скептицизм и паралич, порожденные этим разрывом, изменившим самую природу человека, объясняют причину неизбежного крушения нашей нынешней цивилизации. Если люди перестают верить, что когда-нибудь станут богами, они непременно станут червями.
Генри Миллер, «Колосс Маруссийский».


Генри Миллер известен своими скандальными книгами о сексе. Читателю, который знаком с Миллером по «Тропику Рака» и «Сексусу», «Колосс Маруссийский» покажется будто бы книгой другого писателя. О сексе здесь нет ни слова, о любви, может быть, пара слов, о женщинах — пол-абзаца. Греция, Греция, Греция — вот что заполняет каждую страницу «Колосса».


Генри Миллер на греческом острове Гидра в 1939 г. Источник фото: ellopos.org

Живший до этого в Париже, Миллер чувствовал, что что-то неуловимо изменилось, и устраивавший его ранее порядок его хаотической жизни перестал ему подходить. Чтобы сменить обстановку, Миллер решил предпринять длительное путешествие в Грецию. Плюсом к этому, он дал самому себе обещание не писать один год. Ни книг, ни статей, ни зарисовок — отдых! Отдых, которого у Миллера еще никогда не было. Да и какой отдых возможен у человека, у которого нет денег и работы? Как написал он в 1934 году:
У меня ни работы, ни сбережений, ни надежд. Я самый счастливый человек в мире.
В Грецию Миллера давно звал его давний друг Лоуренс Даррелл — писатель, брат Джеральда Даррелла. Он там обосновался на Корфу, и мог приглашать к себе знакомых совершенно спокойно. Итак, Миллер пакует чемоданы (с одеждой, но без денег, ведь у него есть друзья) и садится на пароход.
Уже на пароходе начинается знакомство Миллера с греками. И с первого же раза они ему нравятся — их страсть к спорам, щедрость, доброжелательность, всего этого во Франции ему не хватало. Почти сразу по прибытии в Афины Миллер садится на пароход до Корфу, который не плывет через Коринфский канал, а обплывает почти весь полуостров Пелопоннес, с остановкой в Патре. Неточно, но могу предположить, что маршрут выглядел примерно так:


На Корфу Миллер купается, загорает и отдыхает с Дарреллом и его женой. Потом его маршрут становится путаным, он курсирует между Корфу и Афинами, пока наконец не начинает своё путешествие по полуострову Пелопоннес. Здесь началась самая интересная для меня часть книги. Недавно я тоже путешествовала по Греции, правда, не так долго и без такого размаха, как Миллер, но тоже имела удовольствие пообщаться с греками, и даже подружиться с некоторыми из них. И, конечно, очень и очень захватывает сопоставлять мои впечатления от городов, античных достопримечательностей с впечатлениями автора.

По сути формат «Колосса Маррусийского» — это тревелог, дневник о путешествии, с впечатлениями и зарисовками. Ожидать захватывающего сюжета не стоит, как и обычно, впрочем, у Миллера. Забавные сценки, перемежающиеся передвижениями автора из одной точки в другую — вот краткая суть книги. Казалось бы, что здесь увлекательного? Но в «Колоссе» Миллер раскрывает свою душу, рассуждает о жизни, о людях. Читая его, мне кажется, будто это мои мысли. Я во многом с ним согласна. Книгу можно разобрать на цитаты и делать демотиваторы с котятками, их хватит не на один десяток лет.

Однако дочитав книгу, у меня возникла пара вопросов. Миллер производит впечатление позёра, который пишет то, что чувствует именно в данный момент, в эту секунду. Парой лет позже, да даже секундой позже, он уже может считать коренным образом иначе и действовать вопреки своим словам. Для начала, по пути в Микены Миллер со своим спутником Кацимбалисом встретили маленького мальчика, который плакал из-за трёх драхм. Их украла у него сестра. И что же делает человек, который жил в нищете почти всю свою жизнь, а ужинать ходил по расписанию к друзьям, потому что у него не было ни су, чтобы купить себе хлеба? Он пишет:
Деньги, деньги... Даже здесь существовала такая вещь, как деньги. Никогда еще слово «деньги» не казалось мне столь нелепым. Как можно думать о такой вещи в этом мире ужаса, красоты и волшебства? Если бы он потерял осла или попугая, я бы еще мог понять. Но три драхмы... я даже представить не мог такой ничтожной суммы, как три драхмы. Не мог поверить, что он плачет. Это была галлюцинация. Пусть стоит там и плачет — дух снова явится и унесет его; он не от мира сего, он аномалия.
Мораль сего опуса предлагаю читателю вынести самому, однако меня это порядком покоробило. Продолжив моё исследование, я также выяснила, что после написания книги Миллер переехал жить в Америку, и там и остался. Чем это меня шокирует? Позвольте цитату автора:
Прогресс был их навязчивой идеей. Больше машин, больше производительности, больше капитала, больше благ — ни о чем другом они не говорили. Я спросил, слыхали ли они, что в Америке миллионы безработных. Они оставили вопрос без внимания. Я спросил, понимают ли они, насколько пуста, беспокойна и ничтожна жизнь американцев со всеми их благами и роскошью, произведенными с помощью машин. Они остались глухи к моему сарказму. Без денег жить невозможно: нужно иметь одежду, хороший дом, радио, автомобиль, теннисную ракетку и прочее, и прочее. Я сказал им, что ничего из этого у меня нет и тем не менее я счастлив, что порвал с Америкой, как раз потому, что все эти вещи ничего для меня не значат.
Подобного рода рассуждениями книга полна. Возникает резонный вопрос, что же подтолкнуло Миллера, так ненавидящего свою родину, всё-таки вернуться туда, сразу после греческого путешествия? Ответ прост: война. Как раз после 1940-го года путешествовать было бы несколько затруднительно, ведь именно в 1940-м году, 28-го октября, Иоаннис Метаксас отказал в проходе в Грецию итальянским войскам Муссолини. По сути, после этого Греция вступила во Вторую мировую войну. Не правда ли, удачно совпало, что с американским паспортом Миллер смог спокойно пересечь океан и зажить в собственном доме в живописном местечке Биг-Сур (Калифорния)? Его, конечно, перед этим «попросило» покинуть Грецию посольство, но тем не менее.
Читатель отзыва, возможно, задаётся вопросом, почему это так важно и, в конце концов, когда я напишу, как обычно, просто отзыв на книгу? Дело в том, что Генри Миллер — мой кумир с давних пор. Ещё в старших классах школы я случайно нашла в книжном «Тропик рака», с которого всё и началось. Эпатажные пассажи о любви, сексе, продажности общества и ничтожности людей — что может привлечь подростка сильней? Однако полезно вспоминать, что реальный человек и герой в книге, пусть и с автобиографическими вставками, это разные личности. Могу ли я сказать, что разочаровалась в Миллере после «Колосса Маруссийского»? Отчасти. Тем не менее, считаю, что ценности книги это не умаляет. Тонкие наблюдения за людьми, прекрасные, порой больше похожие на галлюцинации, описания природы и развалин, отточенный язык — всё это, как и всегда в книгах Миллера, есть в «Колоссе». Просто тут чуть больше привязки к реальности, чем в других книгах. А описание Миллером амфитеатра Эпидавра — это просто одна большая цитата, но в формат отзыва она уже не помещается. Рекомендую к прочтению, особенно любителям Греции (и Генри Миллера).


Фотография Эпидавра из моего путешествия по Греции, октябрь 2014.

Отчет о книге на моём сайте: BookGeek.ruhref>! ( )
1 vote | otikhonova | Dec 8, 2014 |
Unforgettable, raucous, dazzling,fun, at times zany, poignant, shot through with deep insights, as prescient as Cassandra in some moments. Miller underwent a revelatory experience in the tomb of Agamemnon which would change his life forever. "I say the whole world fanning out in every direction from this spot was once alive in a way that no man has ever dreamed of..." But don't just take his word for it. As he urges in this book, go there and see for yourself!
( )
  linda.lappin | Jun 23, 2014 |
This is part of my mental library, as I read this in college and no longer have it, but it was great.
  markcohen | Aug 29, 2012 |
On the recommendation of his friend and fellow author Lawrence Durrell, Henry Miller set out for Greece in 1939. After a decade of frenzied writing in which both “Tropic of Cancer “and “Tropic of Capricorn” were composed, Miller’s intention was really nothing more than to relax in preparation for a journey to Tibet in which he planned to, in a popular phrase Miller himself would have despised, “find himself.”

“Colossus of Maroussi” is pure prosopography, which isn’t of course to say that he does not give flashing insight into the individual lives of others. In fact, the colossus of the title – a Greek poet by the name of George Katsimbalis – has a personality which sometimes threatens to marginalize Miller’s. We also meet as a minor character the poet George Seferis long before he became the first Greek to win the Nobel Prize for Literature.

At one point, while Durrell and Miller are staring up into space, Durrell calls him a Rosicrucian. This is no lie. Not only does Miller have a preternatural affinity for the mystical and transcendent, but the various meditative bits of philosophy and courageously inventive speculative prose that dot the book are beautifully conceived, written in a kind of ecstatic encounter with the holy. Speaking of Rosicrucians…

“Saturn is the symbol of all omens and superstitions, the phony proof of divine entropy, phony because if it were true that the universe is running down Saturn would have melted away long ago. Saturn is as eternal as fear and irresolution, growing more milky, more cloudy, with each compromise, each capitulation. Timid souls cry for Saturn just as children are reputed to cry for Castoria. Saturn gives us only what we ask for, never an ounce extra. Saturn is the white hope of the white race which prattles endlessly about the wonders of nature and spends its time killing off the greatest wonder of all – MAN.”

To call this a travelogue is to tremendously devalue it. While its subject of the putative love of Greece and the Greek people, Miller’s approach is more reminiscent of Julian of Norwich’s “Revelations of Divine Love” or Thomas Merton’s “Seven Storey Mountain.” For him, Greece was a religious experience, and all the more precious because it was purely accidental. Miller was a mortal Antaeus whose powers seem like they would have been irrevocably sapped when he was finally compelled to bring himself back to the United States, something he only did because he saw the writing that Hitler was scrawling on the European political wall. ( )
2 vote kant1066 | May 9, 2012 |
A Millerian travel book, is of course, not really a travel book at all. Miller's memoir of his time spent in Greece as it waits on the brink of war forgoes the frothy mouthed bombast of the Tropic books, but retains its moods of exaltation, this time directed at the rich beauty of the ruins and the warmth and hospitality of the people whom Miller encounters. His encounters with Greeks who have lived in America, and who extol its virtues to him expecting enthusiastic agreement are, of course, disappointed when Miller airs his views.

Miller's characterizations of his enigmatic friend Katsimbalis are equally entertaining, and the appendix of Durrell's letter where he tells Miller of how Katsimbalis made the cocks crow throughout Athens is striking. Some of Miller's best writing is here. His free jazz prose poem retort against a Frenchwoman who expresses her distaste for Greece is pure surrealism when Agamemnon becomes the personification of Boogie Woogie and births Louis Armstrong. Equally great is Miller's recounting of his visit to the astronomical observatory, where he describes the sight of the stars as "an effulgent rose window shattered by a hand grenade."

And not a lick of sex in the whole book. Take that, Kate Millett. ( )
1 vote poetontheone | Feb 12, 2012 |
Showing 1-5 of 13 (next | show all)
no reviews | add a review

» Add other authors (16 possible)

Author nameRoleType of authorWork?Status
Henry Millerprimary authorall editionscalculated
Gerritsen, M.Translatorsecondary authorsome editionsconfirmed
You must log in to edit Common Knowledge data.
For more help see the Common Knowledge help page.
Series (with order)
Canonical title
Original title
Information from the Dutch Common Knowledge. Edit to localize it to your language.
Alternative titles
Original publication date
People/Characters
Important places
Important events
Related movies
Awards and honors
Epigraph
Dedication
First words
Sans Betty Ryan - jeune femme qui habitait la même maison que moi, à Paris - jamais ne serais allés en Grèce.
I would never have gone to Greece had it not been for a girl named Betty Ryan who lived in the same house with me in Paris.
Quotations
There is no salvation in becoming adapted to a world which is crazy.
Last words
Disambiguation notice
Publisher's editors
Blurbers
Publisher series
Original language

References to this work on external resources.

Wikipedia in English (2)

Book description
When Henry Miller visited Greece with his friend Lawrence Durrell, his experiences amounted to a complete rebirth. In this intensly personal account he pays homage to the idea of Greece, the poetry of its light and landscape and the humanity of its people. - from the back cover
Haiku summary

Amazon.com Product Description (ISBN 0811201090, Paperback)

It has preceded the footsteps of prominent travel writers such as Pico Iyer and Rolf Potts. The book Miller would later cite as his favorite began with a young woman’s seductive description of Greece.

This book about Greece, by the author of Tropic of Cancer and Tropic of Capricorn is incandescent with his feeling for a great people and their past.

(retrieved from Amazon Thu, 12 Mar 2015 18:04:48 -0400)

(see all 4 descriptions)

"Just before the outbreak of World War Two the writer Henry Miller, who had been living in Paris after the publication of Tropic of Cancer and Tropic of Capricorn, took a boat to Greece in the heat of summer to meet his friend Lawrence Durrell. The rebirth he experienced there inspired one of the great travel books of our times. Miller later described his exploration of the ancient places of Athens, the islands, Crete and the Peloponnese as the high water mark in lifes adventures thus far. With a poetic imagination and passionate prose, he captures the elemental splendour of the country and paints vivid portraits of people he meets, including an extraordinary storyteller he names the Colossus. Rooted firmly in a particular time yet still fresh and vital, the book is also an unrestrained meditation on life, to be read and savoured."--Provided by publisher.… (more)

Quick Links

Swap Ebooks Audio
27 wanted5 pay

Popular covers

Rating

Average: (3.81)
0.5 1
1 2
1.5 1
2 12
2.5 1
3 25
3.5 9
4 42
4.5 5
5 39

Is this you?

Become a LibraryThing Author.

 

You are using the new servers! | About | Privacy/Terms | Help/FAQs | Blog | Store | APIs | TinyCat | Legacy Libraries | Early Reviewers | Common Knowledge | 112,682,114 books! | Top bar: Always visible